akiokocoon13
"Вокруг меня были тысячи прекрасных людей, и они медленно сжимали кольцо." Майкл Джексон
И вот настал день, когда я решила изменить себе, а именно выложить кусок незаконченной писанины (из тех, что я вечно начинаю, а потом бросаю на неопределённый срок, продолжая годами мусолить свой долгострой. Но это даже к лучшему в плане вычитки.) Может статься, я это однажды закончу. Изменяю себе я даже несколько раз.
1) Это фанфик
2) Это незаконченно (хотя и достаточно вычитано, чтобы перейти на этап коллективной вычитки, если кому захочется))
3) Поскольку канон - компьютерная игра, то практически все действующие лица вымышлены. Скайрим это позволяет.
4) У меня есть некий план (!) по которому должны протекать события и к чему в итоге придти. Как ни странно.

Как так получилось.Я люблю The Elder Scrolls. Очень. Собственно, это всё и объясняет.

Автор: akiokocoon13
Название: ???
Фендом: TES
Категория: джен
Размер: в планах миди
Персонажи: ОЖП, ОМП, каноничные обитатели Скайрима
Рейтинг: PG-13
Жанр: джен, hurt/comfort
Дисклеймер: Нирн пинадлежит Bethesda.
Таймлайн: 201 год 4 эры
Предупреждение: ООС
Примечания: Название я когда-нибудь придумаю. Сюжет параллелен игровому.
Статус: в процессе

Торгрид Волчий Клык поднялся на самую высокую гору, какую смог. С небес на него безучастно смотрели Массер и Секунда.
- Боги и даэдра! Я прошу вас: исцелите меня и мою жену! Снимите с нас это проклятье! Сколько ещё наших детей должно умереть прежде, чем родиться?! Я прошу вас подарить нам долгожданное чадо. Клянусь, я сослужу любую службу любому из вас. Всё, чего только пожелаете ради моей бедной жены! Не дайте ей сойти от горя с ума, а затем в могилу! Боги и повелители даэдра! – отчаявшийся норд долго выкрикивал имена богов и демонов, стоя на самой вершине.
Окончательно сорвав голос и обессилев, мужчина спустился чуть ниже, туда, где оставил свои пожитки. Разложив костёр, он устроился на ночлег. Сон был не долог и тяжёл, а видения яркими. Торгрид шёл за своей женой, уходящей вперёд по усыпанному дивными цветами лугу. Они становились всё больше и ярче, и скоро норд мог видеть только яркие пятна света да тёмного силуэта впереди. «Девять, - прошептал странный голос. - Девять жизней за одну». Проснувшись, Торгрид не мог вспомнить, был ли голос в его сне мужским или женским, только эта фраза крепко засела у него в голове.
Многие дни Торгрид Волчий Клык пытался разгадать смысл сказанного. О своём видении он рассказал только жене Адельруне, с которой прожил полтора десятка лет.
- Кто-то из тех, к кому ты обращался на горе, просит жертву, - сказала женщина. – Девять жизней… Что бы это значило?
Торгрид думал об этом не переставая. Его мало задели даже столь важные новости, как убийство короля Скайрима и появление драконов. Мечта о ребёнке затмевала собой любые события вокруг. Торгрид стал нелюдим и угрюм, всё чаще проводя время за охотой, а больше – ища подсказку к пониманию своего странного видения. Прочие жители Виндхельма смотрели на норда косо, опасаясь, как бы он не двинулся умом, случись у его жены ещё один выкидыш.
В очередной раз возвращаясь домой, Торгрид встретил у конюшен гонца, направляющегося в город.
- Эй, уважаемый! Возьми листовку. В Благородном Сиротском Приюте новая управительница, Констанция Мишель, она велела мне всем их раздавать, - парень протянул Торгриду лист бумаги.
- А что случилось со старой? – буркнул норд. Приютская листовка задела по больному.
- Представляешь, кто-то грохнул старушку в собственной постели под утро. Говорят, - гонец понизил голос, - что какой-то паренёк из вашего города заключил договор с Тёмным Братством.
- Ерунда какая, - отмахнулся норд. – Станет ли ребёнок вызывать Братство! Ну, может и станет, но кто его, сопливого, будет слушать?

- Бедные малютки! Говорят, Грелод Добрая ужасно обращалась с детьми в приюте, - воскликнула Адельруна, выслушав рассказ Торгрида. – Тор, а… мне тут пришло в голову…. Почему бы тебе не съездить в Рифтен?
- Зачем? – нахмурился он.- Что там делать охотнику?
- Ты бы взглянул на ребят в Благородном Сиротском Приюте, может, привёз бы одного к нам, - Адельруна всхлипнула и поднесла платок к глазам. – Как знать, будут ли у нас когда-нибудь собственные дети…
- Всё равно он будет нам чужой, этот ребёнок, - пробормотал норд.
- Во имя Мары, Торгрид! Быть может, наши малыши умирают от того, что в мире слишком много тех, кто никому не нужен! – воскликнула его жена. – Пусть хоть кто-то из них узнает, каково это – иметь семью…
Торгрид поднял глаза к тёмным балкам. Разум его сомневался, а сердце щемило. Смерив жену долгим взглядом, охотник наконец решился.
- Хорошо, - сказал он. – Завтра же я отправляюсь в Рифтен.
*
Для зимнего края он был одет неподобающе легко. Мелинор Танлас потерял тяжёлые меховые вещи ещё в Кургане Ингола, куда по своей глупости сунулся. Из верхней одежды у него осталась одна перчатка, в которую по счастью помещались сразу обе ладони. Ни кожаные сапоги, ни снятая с убитого в лесу вампира броня не спасали юношу от холода. Если бы не пара изученных заклинаний, он давно бы отморозил себе руки и ноги; однако даже сейчас его положение было плохо, как никогда. Пожитки вместе с картой потеряны в кургане, сил колдовать не осталось, поднялась метель.
Сделав ещё шаг, Мелинор прислонился к дереву. От голода и усталости его шатало на ветру, а Коллегия Винтерхолда не показывалась даже на горизонте. Возможно, виной тому была метель – Мелинор мог только надеяться.
- Ещё… немного, - пробормотал он и двинулся дальше.
Странное дело - его больше не трясло от нестерпимого холода, только вдруг кинуло в сон. Всего несколько шагов назад Мелинор помнил предостережения моряков о коварстве холода, дарующем столь сладкую и жестокую смерть. Но мороз отступал. Можно было ненадолго забыться сном, а потом продолжить путь в Коллегию, а затем к главенствованию Великим Домом Телванни… Сделав последний шаг, данмер на миг замер, а затем упал ничком в снег.
*
Торгрид Волчий Клык шёл вперёд, ведя коня на поводу и проклиная погоду. Мороз был не слишком силён – шёл густой снег, но ветер делал его невыносимым, к тому же путник ничего не видел дальше вытянутой руки и еле отыскивал дорогу. Сделав очередные несколько шагов, Торгрид споткнулся обо что-то и растянулся на снегу.
- Проклятье! - выругался он и обернулся посмотреть, из-за чего упал. - Проклятье! – воскликнул он во второй раз.
Сначала Торгрид подумал, что данмер, лежащий поперёк дороги - вампир. Во всяком случае, облачение у него было соответственное. Но ведь мертвяки не замерзают. Для местных данмеров этот парень – почти мальчишка – был странно одет - слишком легко, только обе руки он умудрился засунуть в одну меховую перчатку. Будучи уверен, что наткнулся на труп, Торгрид всё же приложил пальцы к шее незнакомца, проверяя пульс.
- Во имя Талоса! Да ты жив! – воскликнул норд. – Эй, проснись!
Но данмер ни на что не отзывался. Выругавшись, Торгрид снял меховой плащ, завернул в него свою находку и перебросил через плечо. Развернув лошадь, он направился в Виндхельм, проклиная ветер, бросающий в лицо хлопья снега.
Полтора часа спустя Торгрид захлопнул за собой дверь дома.
- Что стоишь, зови Йору! – крикнул он жене, стаскивая свою ношу с плеча и устраивая на кровати.
- Во имя Девяти! Тор, да жив ли он? – спросила Адельруна, склоняясь над данмером. – Совсем ребёнок…
- Тебе же хотелось, - буркнул норд, проверяя пульс на шее мера. – Сердце вроде бьётся.
Набросив на плечи меховой плащ, Адельруна скрылась за дверью. Вздохнув норд принялся стягивать со своей находки сапоги чтобы определить, как высоко придётся отсечь отмерзшую плоть. К его немалому удивлению, хоть кожа была повреждена и кое-где вздулась пузырями, походило на то, что данмер сохранит все пальцы на ногах, если, конечно, не лишится жизни. Пришедшая на зов Адельруны Йора, фанатичная жрица Талоса, долго колдовала над юным данмером. Когда в борьбе с болезнью она достигла магического и молитвенного экстаза, веки мера дрогнули, и, сверкнув багровыми радужками, на пару мгновений приоткрылись больные глаза.
«Первый» - прозвучало в голове у Торгрида, когда он встретился взглядом с эльфом.
- Что?!! – воскликнул он, но голос умолк.
- Ему понадобится несколько моих сеансов, чтобы восстановиться. Однако, думаю, жить он будет, - выйдя из транса сказала Йора. – Согревайте его получше.
Выслушав все рекомендации, Торгрид заплатил Йоре причитающиеся ей септимы, и, когда жрица ушла, переглянулся с женой.
- Он не из квартала Серых, - покачала головой Адельруна.
- Боюсь, он даже не из Скайрима, - покачал головой Торгрид. – Но для чего боги послали его так далеко от дома?

Сон Мелинора мог бы продолжаться и дальше, если бы не удушье. Данмер не мог ни вдохнуть, ни выдохнуть, и страх близкой смерти ускорил его пробуждение. Сморгнув, он закашлялся. Грудь обожгло болью, горло словно изнутри драли железными когтями. Прокашлявшись юноша сглотнул слизь, забившую бронхи. Вздрогнув от омерзения, Мелинор окончательно проснулся и приподнялся на локтях, осматриваясь.
Дом, в котором он очутился, был обставлен просто и чисто: незамысловатая, но аккуратная мебель, глиняная посуда в шкафах и на столе. Мелинор опустил глаза на одеяло. Их было два: поверх шерстяного лежало собранное из лоскутов цветного меха. Белого, чёрного и серого. «Кролик» - подумал данмер, ощупав одеяло и снова закашлялся. Прояснившееся зрение снова помутилось.
- Тихо, тихо, - услышал он нежный женский голос. Заботливая, но твёрдая рука обхватила его за плечи и усадила на кровати. – Сплюнь, - незнакомка подставила ему глиняную миску.
- Это Винтерхолд? – спросил Мелинор, когда приступ кашля миновал.
- Нет, - покачала головой женщина-норд. – Это Виндхельм.
- Проклятье Обливиона, - прошептал Мелинор и, сложившись пополам, уткнулся лицом в колени. – Я сделал круг.
- И хорошо, - незнакомка ласково тронула данмера за плечо. – Если бы мой муж нашёл тебя часом позже, ты бы погиб. Замёрз насмерть в лесу. Была метель. Сильная метель.
- Кто ты? - спросил Мелинор, повернув голову к незнакомке.
- Адельруна. Мой муж - Торгрид Волчий Клык, - ответила она. – Как тебя зовут?
- Мелинор Танлас, - ответил мер. – Я направлялся в коллегию Винтерхолда. Я приплыл в Виндхельм на корабле из Морровинда.
- Должно быть, ты сбился с дороги, - Адельрун встала и взяла со стола миску. Выловив из неё ложкой какие-то травы, она протянула эльфу дымящуюся чашку. – Это лекарство. Снимет жар и успокоит горло. Выпей, станет легче.
Мелинор недоверчиво улыбнулся. Дышать он мог только ртом, да и то через раз: в груди неимоверно пекло при каждом вздохе.
- Пей, поможет. Я и сама пила его в детстве, когда упала в полынью, - заверила Адельруна.
- В воду? – Мелинор потянулся за чашкой. Данмера нещадно лихорадило: руки тряслись, зубы стучали.
- Да. Пошла за водой, поскользнулась на льду и нырнула, - Адельруна снова приобняла данмера за плечи и поднесла чашку к его губам. – Пей. Отец Торгрида на счастье был рядом и выловил меня из воды. Был трескучий мороз. Мой отец думал, что я не выживу.
- А мать? Что думала она? – спросил Мелинор и прихлебнул терпкий отвар.
- Она к тому времени уже умерла. Меня выхаживала бабка. Некоторые её рецепты я потом выучила. Пей ещё, - чуть толкнула юношу Адельруна.
Данмер покачал головой.
- Я не могу. Мне больно глотать.
- Пей лекарство и всё пройдёт, - настойчиво возразила Адельруна. – Я знаю, как тебе сейчас ужасно плохо.
- Не так уж и ужасно, - отхлебнув ещё немного, покачал головой Мелинор, и комната перед глазами покачалась вместе с ним.
- Сделай ещё два глотка и отдыхай, - Адельруна отбросила от лица данмера спутавшиеся белые пряди.
- Я же задохнусь во сне, - Мелинор через силу пригубил чашку в третий раз.
- Не задохнёшься, я тебе обещаю. Я буду рядом, потом придёт Йора. Она жрица Талоса. Её сеансы тебе помогут, - уверенно сказала Адельруна. - Отдыхай, Мелинор.

@темы: фанфики, сделал сам, писанина, Скайрим